Интересы кредиторов банкрота признали выше защиты личных данных

Интересы кредиторов банкрота признали выше защиты личных данных

Стали известны мотивы Верховного суда РФ (ВС), обязавшего органы ЗАГСа предоставлять арбитражным управляющим (АУ) сведения о родственниках руководителей и владельцев банкротов. ВС поставил в приоритет интересы кредиторов и пополнение конкурсной массы, но указал управляющим хранить личные данные в тайне. Для отказа в раскрытии информации о родственных связях именно контролирующие должника лица (КДЛ) должны доказать, что запрос управляющего не связан с банкротным делом. Юристы отмечают, что практика вывода активов на родственников должна теперь сократиться, поскольку риски оспаривания сделок и привлечения их к ответственности резко выросли.

ВС опубликовал полный текст определения по спору о раскрытии органами ЗАГСа информации о родственниках руководителей и владельцев банкрота его арбитражному управляющему. Прецедентная позиция высказана в рамках банкротства ООО «Сегежа Сети», конкурсный управляющий которого запросил в карельском ЗАГСе сведения о родителях, братьях, сестрах и супругах (в том числе бывших) Сергея Знаменского и Игоря Яроховича (владеют по трети доли в ООО), их детях и их матерях. Но в ЗАГСе отказались добровольно предоставить сведения, и АУ пришлось обратиться в суд.

АУ настаивал, что без этой информации он не сможет выявить круг аффилированных лиц, проверить основания для оспаривания сделок и принять меры для поиска имущества. Игорь Ярохович просил отклонить требования АУ, ссылаясь на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Арбитражные суды двух инстанций отказали АУ, посчитав, что тот не доказал, как запрашиваемая информация поможет оспорить конкретные сделки или выявить активы .

Кредитор банкрота ООО «Управляющая компания «Дом»», который поддерживал АУ, подал жалобу в ВС. Дело передали в экономколлегию, которая отменила решения нижестоящих судов.Коллегия признала, что обращение управляющего «преследовало правомерные цели и соответствовало охраняемому законом интересу, а именно интересу защиты прав кредиторов».Для полноценного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника, в том числе его сделок и причин банкротства, АУ должен «располагать информацией о родственных связях контролирующих лиц». Заинтересованными по отношению к должнику являются не только КДЛ, но и их супруги, родители, дети, сестры и братья. Поскольку закон об актах гражданского состояния не включает управляющего в перечень лиц, которому ЗАГС обязан предоставить информацию, тот может обратиться за содействием в суд.

При этом, добавил ВС, уже само введение конкурсного производства в отношении компании означает, что конкурсной массы не хватает для расчетов с кредиторами, то есть их права собственности нарушены в широком смысле. В таком случае КДЛ не могут ограничиваться ссылками на личную и семейную тайну и должны привести конкретные причины для отказа в раскрытии сведений об их родственниках, например, свидетельства того, что информация может быть использована нецелевым образом. Таких возражений Сергей Знаменский и Игорь Ярохович не привели. В итоге ВС обязал предоставить данные, отметив, что сведения, составляющие личную или иную, охраняемую законом тайну не подлежат разглашению.

Партнер юрфирмы «Сотби» Владимир Журавчак указывает на расширение возможностей АУ: «Ранее управляющие часто получали сведения о родстве непосредственно в рамках спора по признанию сделок должника недействительными, привлечению лиц к субсидиарной ответственности. Это приводило к тому, что при анализе сделок и требований кредиторов АУ не имел сведений о связи должника и контрагента». В связи с этим арбитражный управляющий Сергей Домнин считает позицию ВС «полностью оправданной»: «Поскольку в обязанности управляющего входит анализ сделок должника, действий КДЛ и их оспаривание при наличии оснований, то этому должны корреспондировать и права АУ на получение необходимой для такого анализа информации».

Теперь АУ достаточно подтвердить презумпцию того, что лицо являлось КДЛ (в данном случае через выписку из ЕГРЮЛ), а бремя доказывания необходимости отказа в раскрытии возложено на самих контролирующих лиц, отмечает руководитель банкротной практики юрфирмы «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>