Юрий Трутнев о новых возможностях дальневосточного гектара и электронных виз

Юрий Трутнев о новых возможностях дальневосточного гектара и электронных виз

А также о том, как изменилась программа по дальневосточному гектару, о строительстве новых населенных пунктов и о расширении возможностей электронных виз.

Юрий Петрович, в Закон о дальневосточном гектаре внесены поправки, что это дало людям?

Юрий Трутнев: Одно из фундаментальных изменений связано с инфраструктурой участков. У нас уже более 100 тысяч заявок, и на многих территориях получилось так, что участки выделяются в несколько рядов. У жителей участков, которые выбрали первые, возникают проблемы с проездом к своим землям. Хозяева других участков говорят: вот вы как хотите, но не через нас.

Во-первых, мы прописали обязанность, раньше это все рекомендательно было, местных органов власти оставлять, когда идет такое массовое выделение, коридоры для проезда, для строительства сетей и прокладки коммуникаций к участку. А когда все-таки местные власти по каким-то причинам прозевали ситуацию и человек столкнулся с тем, что к участку проехать нельзя, предоставили возможность людям изъятия части земли через публичный сервитут с восстановлением этой части, то есть с предоставлением гражданину дополнительной площади

Земли всем желающим хватит?

Юрий Трутнев: Мы внимательно мониторили, как закон внедряется, что мешает его реализации. И уперлись в то, что мало земли предоставляем. Большое количество земли защищено различными нормами ограничения оборота и иногда они избыточны. Мы провели работу вместе с минприроды и Роснедрами, работали и с участками охотугодий, земель лесного фонда и участков над недрами. Часть земель удалось вернуть в оборот.

Следующая история была связана с тем, что часто человек подает заявку, а уполномоченный орган ему отказывает, потому что границы участка пересеклись с правами третьих лиц. До сих пор не все права до конца учтены, хотя мы уже многократно просили и регионы, и Росреестр навести порядок в реестре.

Но пока нет у нас такой идеальной карты, а это же безобразие. Мы запретили отказывать гражданам и обязали уполномоченный орган предлагать коррекцию границ или другое место, то есть помочь человеку получить участок, а не просто отправить его восвояси.
Это самые важные новации закона. Люди смогут выбирать землю на гораздо большей территории. Площадь зон «нельзя» сократится на 57 процентов. Отказывать людям будут намного меньше, не будет междоусобных войн из-за проезда к участкам. То есть мы постепенно отработаем тот алгоритм предоставления земли, который удобен людям.

Где больше всего заявок на гектары?

Юрий Трутнев: В Республике Саха (Якутия), Хабаровском крае и Сахалинской области. Мы очень заинтересованы, чтобы на карте Дальнего Востока возникали новые населенные пункты. И они возникнут, в этом нет сомнений.

Пока почти 40 процентов получателей дальневосточных гектаров будут строить индивидуальные жилые дома, около 22 процентов — заниматься сельским хозяйством, 15 процентов — садово-огородным, около 14 процентов взяли землю для рекреационных проектов, 9 процентов — для предпринимательства.

Кстати, индекс строительства на Дальнем Востоке в 2017 году прибавил 17 пунктов. Может быть, мы еще и не создали условия для счастья в регионе, но Дальний Восток строится и намного быстрее, чем другие территории страны. Вот так и начинается опережающее развитие. Но мы не только в рамках программы дальневосточного гектара рассчитываем на строительство новых населенных пунктов. У нас есть новая большая задача — начинается второй этап развития Дальнего Востока.

Завод плюс детский сад

В чем суть второго этапа развития? Новые условия для бизнеса, для жизни?

Юрий Трутнев: Мы столкнулись с тем, что решение одних проблем приводит к возникновению новых. У нас они не очень простые.

Вот мы построили предприятие, создали рабочие места. До 2025 года число работников на вновь построенных предприятиях предварительно превысит 100 тысяч человек. Умножаем на членов семьи, получается 300 тысяч.

Сразу возникает вопрос — а где эти люди жить будут? Значит, нужно жилье, детсады нужны, школы, больницы. Мы начали думать о комплексном развитии территорий.

Если мы строим, скажем, «Звезду» (судостроительный комплекс), то там возводятся жилые дома, школы, больницы. Но там есть прямое указание президента, и это сильный импульс, чтобы все встрепенулись и начали действовать.

Однако точно такая же проблема будет по газоперерабатывающему предприятию, там тоже задействована масса людей, а город Свободный абсолютно не готов к тому, чтобы принимать этих работников. На следующем этапе возникнет задача строительства жилой, социальной, инженерной инфраструктуры. Это сложная задача, потому что денег в программе развития Дальнего Востока на это мы не найдем.

То есть второй этап развития откладывается?

Юрий Трутнев: Да вы поймите, это нелепый механизм, если минвостокразвития начнет считать, сколько нужно больничных мест и какое оборудование требуется в больницу.

Этим должно заниматься министерство здравоохранения, а министерство образования должно заниматься детсадами и школами. Но правительство до сих пор так не работало, такого механизма работы пока нет, и нет необходимого порядка межведомственного согласования. Нет понимания у коллег часто, что это надо сделать. На это обращал внимание президент. Нам надо научиться еще так работать.

Но это новый этап, это совсем другое, нежели то, чем мы занимались до этого. С одной стороны, это сложно. Скажу честно, я лучше понимаю, как привлекать инвестиции и строить предприятия, чем как строить больницы или детские сады.

Но с другой стороны, мы к этому шли, мы же предприятия строили не для того, чтобы они были, а для того, чтобы на Дальнем Востоке жило больше людей, создавались новые города. За что боролись, на то и напоролись, поэтому нам сейчас надо научиться это делать, для этого немало придется сделать в правительстве.

Это задача, которую еще надо решить, и побыстрее. И эти вопросы мы будем выносить на заседание президиума Государственного совета, который пройдет по Дальнему Востоку.

Если посчитать все проекты, которые сегодня реализуются с госучастием на Дальнем Востоке, то эта цифра уже уходит за три триллиона. Она вас радует?

Юрий Трутнев: Когда произносишь эту цифру, самому себе поверить тяжело, потому что сумма — астрономическая. Тем более понимаешь, жизнь людей существенно-то не изменилась. И нам постоянно задают вопрос: почему?

И почему же?

Юрий Трутнев: Предприятия начнут давать отдачу для экономики и принимать людей на работу тогда, когда они уже будут построены. 85 предприятий сдаем, а еще 111 находятся в стадии строительства и проектирования. Там уже и фундамент, и стены есть. Процесс развития Дальнего Востока запущен, и мы добьемся того, чтобы он стал необратим.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>