Технология риска: что ищут инвесторы на венчурном рынке

Технология риска: что ищут инвесторы на венчурном рынке

Количество выходов инвесторов из портфельных проектов в России растет, но статистика обманчива. Какие проекты привлекают крупных игроков? В сентябре 2014 года Mail.ru Group консолидировала все акции «ВКонтакте», выкупив у фонда UCP Ильи Щербовича 48% за $1,47 млрд. В апреле 2013 года Щербович покупал этот пакет у сооснователей сети Вячеслава Мирилашвили 115 и Льва Левиева за $840 млн, дешевле, чем предлагала им ранее Mail.ru (сделку на $1,1 млрд заблокировал гендиректор Павел Дуров). Удачному выходу, правда, предшествовала череда скандалов: отставка Дурова, публичная перепалка Щербовича с холдингом USM богатейшего россиянина Алишера Усманова 1, судебные иски и отъезд харизматичного основателя соцсети из страны. Даже для Щербовича, члена совета директоров «Роснефти», такая инвестиция была рискованной.

В 2013 году, согласно обзору PwC, количество выходов инвесторов из портфельных проектов в России сильно выросло по сравнению с 2012 годом — объем сделок составил $2 млрд против $372 млн. Но если вычесть из этого сумму выкупа UCP пакета «ВКонтакте», IPO ТКС-банка, Qiwi и Luxoft, масштаб будет иной. «Если убрать разовые большие IPO, в России выходы происходят на $200–300 млн в год, 80% этой суммы дает пара крупных сделок, а покупателей можно посчитать по пальцам одной руки», — напоминает Александр Коноплястый, управляющий партнер Buran Venture Capital.

Западных покупателей стало меньше.

Александр Галицкий, основатель фонда Almaz Capital, считает, что дело не только в российской политике. «Общая ситуация с развивающимися рынками не совсем хорошая. Эпидемия, экономические кризисы и банкротства, локальные военные конфликты лишают инвесторов так называемых фондов фондов, которые, в свою очередь, являются инвесторами венчурных фондов», — объясняет Галицкий. «На Западе про российские стартапы никто слышать не хочет — слишком велики риски. Да и наши инвесторы мигрируют от ранних стадий к более поздним, а многие и вовсе переносят фокус вне России», — обозначает основные тренды сооснователь и глава инвестиционного комитета фонда Maxfield Capital Александр Туркот, до июля 2012 года занимавший пост исполнительного директора кластера информационных технологий инноцентра «Сколково».

«Денег на рынке меньше, что заставляет находить новые варианты работы и новые ниши, которые именно сегодня позволяют зарабатывать, — говорит Михаил Чучкевич, управляющий партнер Bright Capital. — Наша находка последних трех лет — сегмент на пересечении технологических венчурных и прямых инвестиций, более привычных для крупного капитала». В качестве примера он приводит проект «Энергия солнца» — группу компаний, созданную при поддержке Bright Capital, которая занимается строительством солнечных и ветряных электростанций в России. В 2015 году компания должна ввести в строй 90 МВт мощностей. В проекте будут использованы решения инжиниринговой компании Alion Energy из США, в которую фонд инвестировал ранее. «Это и ее выручка», — замечает Чучкевич. В планах — строительство электростанций в Чили, Индии.

Чучкевич отмечает, что крупных инвесторов привлекает возможность заработать дважды — на росте стоимости доли в компании, разработавшей технологию, а потом на бизнес-проекте в России, на этой технологии основанном. Интерес к инвестициям в западные технологические компании подстегнули и санкции — раньше казалось, что доступ к промышленным технологиям будет всегда.
Еще один явный тренд — глобализация инвестиций.

Мекка для крупных инвесторов из России — Израиль. «Это большой рынок с возможностями большой диверсификации портфеля», — отмечает Александр Коноплястый. К тому же исторически Израиль тесно связан с американским рынком, так что выводить израильские проекты в США гораздо проще, чем российские, а возможностей выйти из бизнеса в Израиле гораздо больше — за последние 10 лет израильтяне продали около 800 проектов на общую сумму более $40 млрд, то есть в среднем по $4 млрд в год.

Владелец холдинга «Финам» Виктор Ремша 160 отмечает, что вкладывать в венчуры доходно и интересно: «Хороший венчурный проект — это всегда новый взгляд на решение той или иной проблемы. Чаще всего это уникальное решение, которое в случае актуальности и правильной реализации может быстро занять существенную рыночную долю. Точнее, создать нишу и заполнить ее».
Это как раз то стремление, которое помогло многим российским предпринимателям попасть в список богатейших. Forbes проследил, в какие венчурные проекты вкладывают крупные инвесторы из России. Российских среди них — единицы.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>