Татьяна Голикова — о народных облигациях, бюджете, детском отдыхе и долгах регионов

Татьяна Голикова — о народных облигациях, бюджете, детском отдыхе и долгах регионов

В регионах до сих пор существуют социальные пособия, которые для многих семей не имеют существенного значения. Например, по сто рублей, сообщила в интервью «Российской газете» председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. Если объединить такие выплаты, то можно действительно помочь тем, кто остро в этом нуждается.

Разговор шел и о том, как чиновники реагируют на предписания аудиторов, кому из них грозит дисквалификация и что показала проверка пригородного пассажирского сообщения.

Татьяна Алексеевна, какая папка ждала вас на столе все новогодние каникулы для первого рабочего дня в этом году? С какой проверки он начинается?

Татьяна Голикова: Новый год начинается для нас не с проверки, а с оценки ожидаемого исполнения бюджета за прошедший год. В первых числах февраля Счетная палата уже формирует оперативный отчет по этой теме. Мы оцениваем, что исполнено, что не исполнено, где были проблемы.

Серьезные претензии есть к исполнению бюджета? Счетная палата в течение всего года следила за ситуацией. Так как он прошел?

Татьяна Голикова: Этот бюджет оказался более успешным, чем бюджеты предыдущих двух лет. Мы, наверное, не выйдем на прогнозировавшиеся темпы экономического роста — 2,1 процента ВВП, но все-таки рост будет в диапазоне 1,6-1,8 процента, может, чуть больше.

Более высокая цена на нефть по сравнению с той, что планировали, дала возможность мобилизовать в бюджет больше доходов. Мы на данный момент оцениваем их поступление примерно на 240-270 миллиардов рублей больше запланированного. И ожидаем, что дефицит будет меньше заложенного в законе о бюджете. По нашим оценкам, 1,8-1,9 процента ВВП.

А каковы перспективы бюджета 2018 года?

Татьяна Голикова: Оснований, чтобы бюджет этого года исполнялся стабильно и по доходам, и по расходам, вполне достаточно. Для этого созданы все механизмы, включая защитные.

И весь январь будет проводиться дополнительная работа, чтобы уже с 1 февраля начать перечислять запланированные целевые средства, которые предназначены регионам. А финансирование федеральных министерств и ведомств началось уже с 1 января.

Кандидаты на вылет

Хорошо, разберетесь с бюджетом. И начнутся проверки. Их, как обычно, ожидается более трехсот? Так кому готовиться к встрече с аудиторами?

Татьяна Голикова: Эти 300 мероприятий охватывают достаточно большое количество объектов. В спектр нашего внимания попадет деятельность всех федеральных органов власти и часть их подведомственных учреждений. А также государственных корпораций, таких как «Росатом», «Ростех», «Роскосмос»…

А на первом заседании коллегии мы подведем предварительные итоги проверки эффективности поддержки экспорта. Речь идет об одном из приоритетных проектов, который утвердили в 2017 году. Анализировали мы состояние дел и по другим приоритетным проектам. Это информатизация здравоохранения, развитие образования, чистая страна, жилищно-коммунальное хозяйство. В ближайшие месяцы подведем и по ним итоги.

Очень часто выводы Счетной палаты бывают довольно жесткие по отношению к министерствам. Как они реагируют на это? Руководители начинают сотрудничать, стараются больше не допускать нарушений? Или жалуются, скандалят, перестают здороваться, угрожают?

Татьяна Голикова: По-разному. Но никто не ругается и не угрожает. Такого нет. Меня это очень радует. Мы находимся в конструктивном диалоге.

Понятно, есть проблемные зоны. Но мы еще ни разу не сталкивались с тем, чтобы кто-то злостно не исполнял наши представления или предписания. Коллеги стремятся к тому, чтобы те недостатки и нарушения, которые у них обнаружены, были устранены.

Однако 119 чиновников по итогам проверок Счетной палаты были оштрафованы в прошлом году. И как сказано в вашем отчете: «отдельные должностные лица привлекались к административной ответственности неоднократно». Так, может, этих «отдельных» пора увольнять?

Татьяна Голикова: Увольнять чиновников — не наша сфера компетенции.

И что, пусть дальше нарушают? Штрафы, судя по всему, не такие уж высокие. По итогам прошлого года на 119 чиновников и 11 юрлиц всего 23,4 миллиона рублей. Это условно по 180 тысяч «на брата».

Татьяна Голикова: Законодательство определило нашу компетенцию и размеры штрафов при оформлении протоколов об административных правонарушениях.

По закону, если по отдельным составам происходит нарушение дважды, по решению суда может наступить дисквалификация. И у нас сейчас есть некоторая подборочка потенциальных, как мы видим, претендентов на нее.

Критерием для нас станет проверка исполнения бюджета. И тогда посмотрим. Если те же и по тем же основаниям нами будут оштрафованы, тогда уже обратимся в суд с использованием другой нормы. О дисквалификации.

А эти чиновники знают, что вы их «видите» и ведете?

Татьяна Голикова: Думаю, да. Среди них есть заместители министров, директора департаментов, начальники отделов…

Фамилии назовете?

Татьяна Голикова: Нет, конечно. Это персональные данные.

Нарушили на два триллиона

Татьяна Алексеевна, вас не огорчили итоги прошлого года: Счетная палата выявила нарушений на 1,9 триллиона рублей? В 2016 году было 965 миллиардов. Такой рост — это критично?

Татьяна Голикова: Я, наверное, покажусь странной, но мне такой рост не кажется критичным по нескольким обстоятельствам.

Во-первых, наши возможности сейчас позволяют достаточно тщательно выявлять нарушения, в том числе те, которые раньше мы не устанавливали. И это прогресс.

Во-вторых, в сумму 1,9 попала достаточно большая цифра по бюджетной и бухгалтерской отчетности ликвидированного Роскосмоса. Не нынешней госкорпорации «Роскосмос», а агентства.

В-третьих, нарушения бывают разные. Есть те, которые касаются бюджетного учета, они потом могут привести к серьезным финансовым нарушениям. Есть процедурные, как правило, по ним отсутствует умысел у соответствующих должностных лиц.

Есть нарушения, которые не являются финансовыми, но влияют на экономическую жизнь. Скажем, наши результаты проверок показывают, что очень многие при госзакупках не исполняют норму 44-ФЗ. Это о том, что из общего объема закупок 15 процентов должно приходиться на малый бизнес. Таких примеров можно приводить очень много.

То есть не все нарушения, которые вошли в 1,9 триллиона рублей, уже принесли реальные финансовые потери?

Татьяна Голикова: Да. Но могут принести, если их не устранить.

А объемы выявленных нарушений, имеющих непосредственное влияние на потери федерального бюджета или несущие риск ущерба для государства, по сравнению с 2016 годом на центральном уровне (федеральные министерства и ведомства) несколько сократились.

К сожалению, я не могу пока такого же сказать о втором уровне — учреждениях, подведомственных этим министерствам и ведомствам.

Новый год начинается не с проверки, а с оценки ожидаемого исполнения бюджета
Не видим мы существенных сдвигов и на региональном уровне. Счетная палата много внимания уделяла бюджетам субъектов РФ с точки зрения их сбалансированности. В этом году тоже планируем проверки, как используются ресурсы в регионах и муниципальных образованиях. Когда мы проверяем муниципалитеты, подключаем и контрольно-счетные органы регионов, поскольку это сфера их компетенции. К сожалению, пока здесь остается достаточно много проблем и финансовых нарушений по разным направлениям — здравоохранению, образованию, ЖКХ…

Регионы чистят бюджеты

В этом году должна пройти реструктуризация задолженности регионов по бюджетным кредитам перед федеральной госказной. Вы назвали это «самым беспрецедентным решением по поддержке субъектов РФ за последние 13 лет». Вы уверены в успехе? Сами регионы готовы к этому?

Татьяна Голикова: Успешность или не успешность реструктуризации будет зависеть в том числе и от того, какие субъекты пойдут на нее. Все ли, которые имеют большую задолженность по бюджетным кредитам, или не все? И выдержат ли предложенные условия?

Регионы подписывают соглашения с министерством финансов на семь лет. Если в течение первых двух лет, когда уплачивают самые маленькие объемы по 5 процентов от суммы задолженности ежегодно, они справятся с этим и рост их собственных доходов превысит уровень инфляции, то они вправе претендовать на более глубокую реструктуризацию до 2029 года.

А если не справятся, то должны будут платить более высокие объемы уже в первом, семилетнем периоде реструктуризации.

О нарастающем долге регионов начали говорить еще с 2014 года. Проблема достигла своего пика?

Татьяна Голикова: В общей структуре региональных долгов бюджетные кредиты занимают больший удельный вес. На 1 декабря 2017 года это было 44,7 процента (2,1 триллиона рублей). Что существенно выше, чем в предыдущие годы.

И теперь этот объем задолженности, и тот, который добавился за декабрь, будет рефинансирован в течение семи лет. То есть растянут в погашении. Это даст бюджетам регионов источники для финансирования других расходов. Любых, которые они сочтут приоритетными для развития своей территории.

Вместе с реструктуризацией бюджетной задолженности предполагается послабление по коммерческим кредитам. И постепенно будет вводиться в практическую жизнь региональных властей такое понятие, как модельный бюджет.

Это ориентир для оказания финансовой помощи конкретному региону?

Татьяна Голикова: Это приближенный к нормативному расчету объем расходных обязательств субъектов, на основе которого в том числе определяется объем финансовой поддержки. То есть модельные расходы, доходы и дальше — определение помощи, чтобы сбалансировать бюджет.

Но сначала надо привести обязательства регионов в соответствие с их возможностями и теми нормативными требованиями, которые предъявляет Российская Федерация. С 2005 года мы так до конца и не реализовали задачу разграничения расходных полномочий регионов и федерального бюджета.

К сожалению, за эти 13 лет были, и не в единственном числе, такие случаи, когда РФ передавала полномочия регионам, не сопровождая их соответствующими доходными источниками. Это в том числе приводило к разбалансированности региональных бюджетов. И потребуется не менее двух лет, чтобы провести качественную работу по их сбалансированности.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>