Кто должен заплатить по счетам

Кто должен заплатить по счетам

Группа «Е4», которую в отрасли продолжают связывать с именем Михаила Абызова, не может рассчитаться с банками. Строительство энергообъектов в России, столь необходимых для развития промышленного комплекса страны, оказалось под большим вопросом. Причем дело даже не в западных санкциях и кредитах со стороны американских или европейских финансовых институтов. Ряд отечественных подрядных компаний перестали выполнять строительные работы по созданию новых генерирующих мощностей. Более того, они не в состоянии рассчитаться по взятым займам даже с отечественными банками. Например, кредиторам крупнейшей российской инжиниринговой компании «Е4» приходится требовать свои деньги через суды. Холдинг, собственников которого связывают с министром Михаилом Абызовым, координирующим работу Открытого правительства, находится в сложной экономической ситуации. Эксперты не могут понять, чем Михаил Абызов может помочь стране в непростой экономической ситуации и почему именно он поставлен на такую высокую государственную должность?

Ход конем

Трудовую деятельность Михаил Абызов начал в 14 лет. Причем начинал с самых низов — сначала был разнорабочим минской типографии, затем устроился грузчиком на местный пивоваренный завод. Информация на счет его образования весьма туманна. По версии журнала Forbes, Абызов в 1989 году поступил на мехмат МГУ, но спустя год был отчислен. Другие источники утверждают, что в 2000 году он все-таки закончил Московский государственный открытый педагогический университет имени М.А. Шолохова, а будучи подростком, в составе студенческого строительного отряда Белорусского медицинского института выезжал в Тюмень, где, по собственному утверждению, «заработал первые серьезные деньги».

О российском ТЭК Абызов знает не понаслышке. С 1993 года он занимал руководящие посты в ряде компаний топливно-энергетического комплекса. Отметим, что на тот момент ему было всего 21 год. Дальше дела пошли в гору. В 1998 году Абызов был назначен заместителем председателя Совета директоров «Новосибирскэнерго». В том же году ОРТЭК (фирма, возглавляемая будущим министром) в залог оплаты за поставку топлива и сельхозтехники получила 19,5% акций «Новосибирскэнерго», находившихся в собственности обладминистрации. В том же году Абызов возглавил департамент инвестиционной политики и бизнес-проектов и вошел в состав правления РАО «ЕЭС России». Еще через год он стал заместителем Анатолия Чубайса.

Чем же обусловлен такой головокружительный взлет? Как известно, в 1998 году Россию потряс масштабный финансовый кризис. Бюджеты областных властей трещали по швам, они не могли расплатиться ни с поставщиками газа, ни с энергетиками. Абызов в такой ситуации оказался незаменимым менеджером в РАО ЕЭС. По официальным данным, он отвечал в энергохолдинге за закупки. Однако, по словам представителей отрасли, его регулярно отправляли по российским регионам с целью заниматься неплатежами. Только за первую половину 2001 года задолженность потребителей перед предприятиями РАО «ЕЭС России» снизилась на 2,1%. Впрочем, по-прежнему она остается огромной — свыше 110 млрд рублей.

Рог изобилия

В любом случае, деятельность Абызова была отмечена. После завершения реформы электроэнергетического рынка России ему не достались генерирующие активы, а нечто гораздо больше. Он получил крупнейшую в стране инжиниринговую компанию «Е4», под контролем которой оказались ведущие проектные институты, строительно-монтажные организации и предприятия, производящие энергетическое оборудование. Все это позволило гарантировать заказчикам, что специалисты «Е4» могут обеспечить полный цикл работ «под ключ» исключительно собственными силами без привлечения субподрядчиков. Каким образом Абызов вошел в эту структуру, до конца неясно. Зарплаты и бонусов в РАО ЕЭС вряд ли бы хватило, сбережений с времен работы в компаниях топливно-энергетического комплекса и «Новосибирскэнерго» в начале-середине 1990-х годов — также, портфель заказов «Е4» исчислялся миллиардами долларов. Тем более «серьезных денег», заработанных в стройотряде в Тюмени.

К слову, заказы у «Е4», что называется, действительно посыпались как из рога изобилия. Буквально за несколько лет Михаил Абызов стал одним из богатейших людей в России— 68-е место в списке Forbes, $1,3 млрд. Возможно, это позволило Абызову отойти от бизнеса. В январе 2012 года он был назначен советником президента, а в мае вошел в состав правительства в должности министра, ответственного за организацию работы комиссии по координации деятельности Открытого правительства.

Самый богатый министр «без портфеля»

Михаил Абызов достоин, чтобы его включили в Книгу рекордов Гиннесса. С одной стороны, как и положено высокопоставленному чиновнику, получив министерское кресло, он поспешил откреститься от бизнеса «Е4» и вышел из списка аффилированных лиц этой компании. Однако продал ли он свое детище, подарил его кому-то или просто спрятал информацию о своем участии в его акционерном капитале так, чтобы не нервировать регулирующие и правоохранительные органы, сказать сложно. Известно одно — всего за год его доход в должности федерального чиновника «без портфеля» непонятным образом вырос почти в 5 раз. Согласно декларации, еще в 2012 году его доход составил чуть более 60 млн, а в 2013 году Михаил Абызов задекларировал более 282 млн. Таким образом, куратору Открытого правительства удалось заработать в 66 раз больше Дмитрия Медведева.

В свою очередь, «Е4», похоже, начало лихорадить. Компания, по всей видимости, оказалась между молотом и наковальней. Ее заказчики, на заказах которых Группа «Е4» зарабатывает миллиарды, заявляют о задержке сроков сдачи крупнейших энергообъектов. В частности, предприятие ОАО «Е4-Центрэнергомонтаж» (ЦЭМ, входит в инжиниринговую Группу «Е4») приостановило подрядные работы по строительству девятого энергоблока Серовской ГРЭС (ОАО «ОГК-2»). Об этом «Ъ» сообщили в пресс-службе Группы «Е4».

Объект должен быть сдан во втором квартале 2015 года, однако, скорее всего, новая генерация электростанции в указанные сроки вряд ли заработает. 26 декабря ОГК-2, для которой «Е4» строит ПГУ на Серовской ГРЭС, подала иск на генподрядчика о взыскании 500 млн руб., говорится на сайте арбитражного суда. По информации «Аргументы недели», «заказчики в лице Газпромэнергохолдинга, «Фортум» обвиняют Группу «Е4» в срыве сроков сдачи крупнейших энергообъектов, а субподрядчикам приходилось объявлять голодовку, чтобы вытрясти из «Е4» свои зарплаты».

Тогда как «Е4» предпочитает зарабатывать не на профильном бизнесе, а на сопутствующих ему операциях. Так, в августе 2014 года Группа выиграла иск у ОАО «Квадра» — компании Михаила Прохорова — на сумму в 276 млн рублей. Причем сама «Квадра» и выступала в роли потерпевшего — она понесла ущерб в размере 1,5 млрд рублей от недоделок «Е4» и срывов сроков введения необходимых объекта в строй. Но суд встал на сторону подрядчика, не только сохранив «Е4» деньги, но и взыскав с истца сотни миллионов.

Только спасти положение «Е4» даже такая «дополнительная» прибыль вряд ли позволит.

По сообщению газеты «Коммерсантъ»: «В последние месяцы перестала обслуживать кредиты инжиниринговая Группа «Е4», бенефициаром которой является министр по Открытому правительству Михаил Абызов». Об этом газете сообщили два источника в банковских кругах, а затем подтвердили в Альфа-банке. В Альфа-банке сообщили, что банк объявил весь кредит к досрочному погашению, но сумму не назвали. Ссылаясь на определение суда по одному из исков, издание пишет, что общая кредитная задолженность «E4» перед Альфа-банком составляет 5,65 млрд руб. Источник газеты сказал, что примерно на такую же сумму банк выдал гарантии под проекты «E4».

Общий долг Группы «Е4» перед банками близок к 30 млрд руб., утверждает издание. Из этой суммы около 4 млрд руб. — кредит Сбербанка, по 2 млрд руб. — кредиты банка «Глобэкс» и АБ «Россия», более 10 млрд руб. — долги перед поставщиками, рассказал источник «Коммерсанта». В «Глобэксе» утверждают, что «Е4» выполняет обязательства по кредиту в течение квартала. В АБ «Россия» не ответили на запрос, Сбербанк от комментариев отказался.

В «Е4» говорят, что компания «продолжает обслуживать кредиты банков-партнеров», платит поставщикам и подрядчикам, а общая сумма долга «в разы преувеличена». Группа пытается договориться с банками о реструктуризации задолженности. В «E4» предпочитают не распространяться о причинах нарушения сроков платежей по кредитам. Там также объяснили, что «экономику проектов» значительно ухудшила «общая финансовая ситуация в стране и рост курса валют по отношению к рублю с начала года», а также сказалось изменение банковских требований к инжиниринговым компаниям, рост ставок по кредитам и удорожание банковских продуктов. Более того, в «Е4» уверяют, что начали расплачиваться по долгам».

Правда, судя по всему, не живыми деньгами, а активами. Так, по информации СМИ, Банк «Россия» получил контрольный пакет в одной из структур своего должника — Группы «Е4», основанной Михаилом Абызовым… банк сообщил, что получил 63,99% в ОАО «Электроцентромонтаж», долей в котором ранее не владел. Только другие кредиторы, похоже, не хотят получать недвижимость или производственные активы — это имущество грозит стать бременем и реальной прибыли с него вряд ли получишь.

Закрытые двери Открытого правительства

Сомнительно, что сейчас получится подтвердить нынешнюю причастность Михаила Абызова к «Е4». Холдинг, заявленный в качестве ведущего игрока по развитию российской электроэнергетической отрасли, похоже, испытывает затруднения при решении с поставленными задачами. Причем, как утверждают эксперты, другие подрядчики осилили этот путь. По словам директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, после реформы электроэнергетики в 2008 году Россия за несколько лет за счет строительства новых генерирующих мощностей постоянно наращивала объемы производства электроэнергии: примерно по 4 тыс. мегаватт ежегодно. Ведь на долю этой отрасли приходится около 10% ВВП.

«Большинство компаний добросовестно выполняют свои обязательства по строительству новых объектов. Но есть и те, кто, ссылаясь на общий экономический кризис, пытается приостановить свою деятельность в этом направлении», — отмечает Сергей Пикин. Может ли стать Группа «Е4» одним из таких игроков? Вопрос в том, на что расходовала компания предоплату, поступившую от заказчиков, и кредиты, взятые у банков? На реальное строительство генерирующих мощностей или на иные административные расходы? «В любом случае, их ждут штрафы и санкции со стороны государства», — полагает Сергей Пикин. Только теперь перед Михаилом Абызовым стоят более важные задачи — развития всей российской экономики. Эксперты сомневаются, что решение этого вопроса окажется по силам бывшему зампреду РАО ЕЭС.

По словам гендиректора Центра политической информации Алексея Мухина, «оценивать деятельность Открытого правительства невозможно потому, что ее нет. По крайней мере, она не заметна ни остальным органам власти, ни гражданам. Но это, возможно, и к лучшему. Для меня не секрет, что Открытое правительство — это проект госдепа США. Он работает в нескольких десятках стран и создан с целью унифицировать правила действия исполнительных властей и сделать их абсолютно прозрачными для руководства США. Но в телеге российского правительства это сегодня — пятое колесо. Появление такого министра в кабинете Медведева в свое время вызвало неоднозначную реакцию: удивление, раздражение, у кого-то — надежду на более тесную мировую интеграцию России. Но сейчас это не вызывает ничего, кроме смеха. Может быть, это и хорошо. Абызов, слава богу, по крайней мере, не в состоянии нанести никакого вреда стране. Освобожденный министр пытается создать не Открытое правительство, а экспертное бюро: он собрал в одну кучу около трех сотен экспертов, не совместимых друг с другом. Сделать так, чтобы они слаженно работали, не получается, да и, скорее всего, не получится никогда».

С ним солидарен и член Совета директоров Института анализа политической инфраструктуры Антон Орлов. «Глядя на то, как в России работают некоторые органы государственной власти, волей-неволей вспоминается роман Дж. Оруэлла «1984», в котором учреждения выполняли противоположную своим названиям функцию: Министерство Мира занималось войной, Министерство Правды — ложью, Министерство Любви — пытками, а Министерство Изобилия — голодом. Складывается впечатление, что для руководства Открытого правительства данный роман является настольной книгой. Иначе как объяснить тот факт, что Открытое правительство для россиян оказалось закрытым? И это несмотря на декларируемый принцип — обеспечение обратной связи органов власти с обществом», — полагает политолог.

На его взгляд, идея «открытого правительства» была дискредитирована уже на начальном этапе, когда обратная связь откровенно сбоила, а эксперты, желающие войти в его состав, так и не получили ответа на свои обращения. Возможно, конечно, это оплошность технического персонала, а возможно, все дело в менеджменте. «Ведь очевидно, что при эффективном менеджере предприятие расцветает, при неэффективном — деградирует. Большинству рядовых граждан не понятно, что было сделано этим министром и Открытым правительством за все время его существования? Также как и не понятно, что им должно быть сделано. А лично мне не понятно, как человек, которому не удалось подобрать качественный менеджмент для коммерческого предприятия, может работать в кабинете министров? Как он может руководить Открытым правительством? — задается вопросом Антон Орлов.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>