Игорь Сечин дал интервью ведущему бизнес-изданию ФРГ

Игорь Сечин дал интервью ведущему бизнес-изданию ФРГ

На фоне растущих цен на нефть российские компании активно увеличивают инвестиции в европейские активы. В частности, в «Роснефти» планируют дополнительно вложить в три своих завода в Европе €600 млн в течение нескольких лет. Нефтяники рассчитывают укрепить позиции прежде всего на топливном рынке Германии. Но большие перспективы есть и в ряде стран Восточной Европы, считают аналитики.

Несмотря на продолжающееся санкционное давление со стороны США, крупнейшие российские энергетические компании продолжают наращивать инвестиции в новые европейские заводы. Как рассказал в интервью немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung глава «Роснефти» Игорь Сечин, в ближайшие несколько лет нефтекомпания планирует инвестировать €600 млн в модернизацию своих нефтеперерабатывающих заводов в Германии. Сейчас там под управлением «Роснефти» находятся три крупных НПЗ: PCK Schwedt в городе Шведте, MiRO в Карлсруэ и Bayernoil в Нойштадт-на-Дунае. Российская компания уже вложила в немецкую переработку около €1,8 млрд.

После снижения цен на сырье в период 2015–2016 годов дешевое в добыче российское черное золото стало более привлекательным для европейских НПЗ. По подсчетам местных экспертов, сейчас почти половина поставляемой в Германию нефти добывается в России. Извлечение обходится всего в $3 на баррель. Это, по словам главы «Роснефти», вместе с удобной инфраструктурой «позволяет эффективно поставлять сырье с месторождений в Западной Сибири в центр Европы».

Компания давно вышла на европейский рынок. С тех пор, как впервые в 2011 году «Роснефть» купила акции немецкой Ruhr Oel GmbH (ROG), поставки нефти российским гигантом в Германию выросли почти в три раза — до 21 млн т по итогам 2017 году. И сейчас, например, НПЗ в городе Шведт — «это один из самых успешных проектов в Европе», рассказал Игорь Сечин. По его словам, в «Роснефти» видят постоянно растущий спрос на черное золото из России. Ежегодно местные заводы, находящиеся под контролем российского бизнеса, перерабатывают порядка 12,8 млн т нефти. Это эквивалентно четверти всего немецкого потребления.

Многие автолюбители, в том числе и в Берлине, заправляются топливом российского происхождения. При этом европейские политики призывают не смягчать санкционное давление на наши крупнейшие компании. В то же время в конце января представители немецкой политической элиты из нескольких крупных регионов Германии выступили с рядом предложений по отмене ограничений.

— Мы совершенно четко за отмену санкций, — заявила журналистам премьер-министр федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания Мануэла Швезиг.

Она отметила, что ограничительные меры в отношении России показали себя как неэффективные. Более того — они негативно повлияли на многие предприятия сельскохозяйственной и пищевой промышленности. Мануэлу Швезиг, по сообщениям местных СМИ, поддержали главы и других восточногерманских федеральных земель.

Заявления европейских политиков были сделаны сразу после январского визита Игоря Сечина и председателя совета директоров «Роснефти» Герхарда Шредера на НПЗ Schwedt. По мнению главы российской госкорпорации, санкции не только снизили эффективность работы немецких предприятий с коллегами из России, но и цену российских компаний.

— Это абсолютно неэкономический фактор, который воздействовал на капитализацию. Настоящая стоимость «Роснефти» значительно выше. Мы считаем, что объективная оценка составляет примерно $130 млрд, — отметил Игорь Сечин.

Российские нефтяники видят большой потенциал в европейском рынке. И речь не только о черном золоте. Так, в ходе своего визита в Германию топ-менеджеры «Роснефти» подписали соглашение с немецкой компанией BITUMINA на переработку битума на немецком заводе госкомпании.

Впоследствии российские нефтяники рассчитывают расширить линейку нефтепродуктов, перерабатываемых на их немецких заводах. Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник полагает, что это будет выгодно.

— Рынок Германии всегда был привлекателен по цене розницы. Причем, это касается не только бензина, но и других нефтепродуктов, в том числе и битума, — отметил он.

Росту спроса способствует, к примеру, продолжающаяся программа обновления дорожных фондов в Германии и соседних странах. Это требует больших объемов производства битума. Несмотря на тенденцию на электромобилизацию, в ближайшие пять лет европейский рынок нефтепродуктов вряд ли испытает серьезное сокращение, спрогнозировал Александр Пасечник.

Кроме Германии, большие перспективы с точки зрения нефтепереработки и в странах Восточной, а также Юго-Восточной Европы, считает аналитик Moody’s Analytics Крис Лафакис. По его словам, растущие экономики стран Прибалтики, а также Австрии и Венгрии способствуют увеличению потребления среди населения.

— Предприятия, входящие в состав крупных добывающих нефтекомпаний, имеют, как правило, более успешные маркетинговые и закупочные схемы, — добавил он.

С учетом растущей цены на нефть европейские заводы будут постепенно переходить под контроль крупных компаний. По словам аналитика Moody’s, процесс интеграции мог бы идти быстрее, если бы не постоянное усиление санкций со стороны США и ряда европейских стран.

— Стоимость топлива на местных рынках могла бы уменьшиться, если бы все европейские заводы закупали нефть по более низкой цене. К сожалению, нынешние отношения ряда европейских стран с Россией и Ираном, играющими весомую роль в поставках нефти в ЕС, препятствуют этой тенденции, — добавил он.

Пока только «Роснефть» среди российских нефтяных компаний начнет продавать свои нефтепродукты немецким заправкам. Это дает серьезные преимущества черному золоту отечественного происхождения на европейском рынке.

Конечно, в немецких СМИ российские энергетические компании часто представляют «проводниками российской политики в ЕС». Однако, отвечая на вопрос журналиста о том, кем он видит себя – политиком или менеджером, Сечин заявил:
— Думаю, что правильное определение – менеджер. Хорошее слово. Мне кажется, я бы именно так определил свое место – менеджер.

По мнению немецких журналистов, «это звучит скромно для руководителя компании с 280 тысячами сотрудников, которая ведет свою деятельность во множестве стран мира и чья прибыль является одним из наиболее важных источников финансирования Москвы». Повлияли ли на деятельность компании антироссийские санкции? Отчасти – да, но нужно понимать, что в нефтяном бизнесе, как полагает Игорь Сечин, «нет никакой политики, абсолютно». «Нефтяной бизнес — конкурентный. Я убежден, что главное — это контрактные обязательства», — уверен топ-менеджер «Роснефти».

Сечин привел лишь некоторые цифры, свидетельствующие об успехе компании за годы его руководства.

— Нам кое-что удается, это правда. Когда мы начали заниматься компанией 18 лет назад, она добывала 4 млн тонн нефти. Сегодня она добывает в жидком эквиваленте 281 млн тонн, — сообщил Игорь Сечин. – Это неплохой результат.

Одной из самых крупных сделок последних лет для «Роснефти» стала договоренность о том, что пакет акций компании в размере 14,2% получит китайская энергетическая компания CEFC China Energy. Это — часть крупного пакета акций (19,5%), который годом ранее был приобретен у России сырьевым трейдером Glencore и катарским суверенным фондом.

Совместные усилия новых инвесторов, по мнению Игоря Сечина, очень скоро дадут положительные результаты. Сейчас на территории Китая реализуется ряд совместных проектов, для которых «Роснефть», начиная с 2018 года, будет поставлять «дополнительные десять миллионов тонн нефти», то есть четверть от общего объема поставок прошлых лет.

— Для нас это неплохо, — считает Сечин. — Китай отличается ростом потребления. Мы будем использовать все возможности наших новых партнеров также для наращивания работы с Китаем. Но тревог тут не должно возникать. В Европу мы стали поставлять значительно больше — 168 млн тонн в год. Мы верим в европейский рынок и будем стремиться удержать в нем свою долю.

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>